Здравствуйте, друзья.

Сегодня в блоге необычное интервью! Первое в этом году и сразу с сюрпризом)).

Константин Вервекин — блогер и вебмастер, создатель проекта Vervekin.ru . В своем блоге Константин рассказывает читателям, как шаг за шагом развивает сайты, тестирует новые ресурсы и проводит интересные эксперименты.

Постойте, но причем тут интервью для блога о путешествиях, ведь Константин не «трэвелоголик»? Все дело в том, что у моего интервьюируемого имеется весьма любопытный опыт — в 2004 году Константин несколько месяцев жил в Швеции. А вот при каких обстоятельствах он оказался в стране, как раз и является большим сюрпризом. Я не смогла пройти мимо)))

 

Константин, расскажи как ты попал в Швецию?

Меня позвал друг, незадолго до этого вернувшийся из Стокгольма и проживший там больше полугода. Друг, с которым мы прежде вместе работали, много рассказывал о стране. Его рассказы зацепили меня настолько, что захотелось увидеть всё своими глазами.

Собралась хорошая компания из пяти человек. Довольно быстро и недорого нам удалось сделать загранпаспорта и открыть шенгенские визы. Мы купили ближайший трехдневный тур Финляндия-Швеция за 150 евро, собрали по чемодану вещей и поехали. Сначала в Питер, провели день там. Затем в ночь на туристическом автобусе выехали в Хельсинки.

В Финляндии весь день с экскурсионной группой ушел на осмотр достопримечательностей. Ближе к вечеру попали в финский порт Турку, и уже оттуда на пароме — в Стокгольм, где вновь пересели в автобус. Полдня провели с гидом, а на одной из остановок по маршруту вышли из автобуса с чемоданами, предупредив гида, что не вернемся…

константин вервекин интервью

 

Почему не вернулись? У вас были другие планы?

Обратно с экскурсионной группой мы и не собирались возвращаться. Было желание задержаться в стране, найти работу. Все, что происходило с нами дальше, стало повторением уже известного алгоритма для моего друга. Для меня и остальных «путешественников» это было авантюрой.

В программе тура дается несколько часов на самостоятельный осмотр города для тех, кто по каким-либо причинам не хочет «отрабатывать» стандартный набор достопримечательностей. Многие этой возможностью пользуются. Особенно те, кто в стране не впервые. Часть туристов не возвращается в автобус, т.к. имеют свои планы на пребывание в стране и срок визы позволяет им остаться еще на некоторое время. Наш гид заранее попросил предупреждать об отделении от туристической группы, чтобы автобус не ждал людей напрасно. С нами (напомню, 5 человек) «насовсем» вышло еще две семейных пары. Думаю, позже были и другие, просто мы об этом уже не узнали.

 

Это сейчас самостоятельные путешествия за рубеж в тренде и информации о том, как оформить самостоятельно визу и купить дешевые авиабилеты, более чем достаточно. Тогда ситуация была немного другой.

Группе из нескольких человек было проще отдать по 50 евро за оформление документов (загранпаспорт, виза) и по 150 евро за трехдневный тур сотруднику агентства, заинтересованному в продаже этого тура, и не париться. Тогда и курс иностранной валюты к рублю и размер зарплаты в валютном эквиваленте был повыше. То есть, для нас это не было большими затратами, но при этом мы не вникали в каждый пункт подготовки к выезду заграницу и экономили время.

 

Что же произошло дальше?

А дальше была ночевка в квартире у знакомой друга — мигрантки по имени Халима, жившей с тремя детьми в столице Швеции уже несколько лет, у которой мы на время оставили вещи и документы. Затем было оформление в пионерский лагерь для беженцев, на неделю ставший нашим домом. Затем была пересылка и еще неделя в миграционном лагере в Евле. После — возвращение своим ходом в Стокгольм, съемные квартиры, жизнь на пособие мигранта…

Вот, собственно, так и остался в стране — без понимания того, что будет завтра, но с надеждой на лучшее )

 

Каково это жить в лагере для беженцев?

Лагерь — это просто слово-ярлык. На деле это довольно приемлемая для проживания территория, что-то вроде простого хостела — с комнатами на 8-10 человек и деревянными двухъярусными кроватями, общими туалетами и душевыми, общей столовой (где сытно кормят), прачечной.

Минимум личного пространства и максимум возможностей для общения с людьми из разных точек мира. Здесь я впервые пожалел, что изучал в общеобразовательной школе немецкий язык, а не международный английский. Впрочем, у многих были разговорники, и нам каким-то образом удавалось общаться.

памятка из миграционного лагеря

памятка из миграционного лагеря

Если воспринимать этот опыт как приключение, можно с пользой провести время. Негативных эмоций, во всяком случае, у нас не было. И лагерь — это не жестко ограниченная несколькими квадратными метрами территория.

Тебе выдают пластиковую карточку мигранта и электронный ключ, открывающий твой «номер» и основную дверь миграционного лагеря. В течение дня можешь выходить в город, посещать местные заведения.

В центральной библиотеке Евля, провинциального городка с населением в 70 тысяч жителей, я нашел стеллаж с русскоязычной (!) литературой и, сидя в удобном кресле, читал там прозу Окуджавы о Великой Отечественной войне.

В лагере каждый ждал решения собственной участи: разрешения остаться в городе и стране, отправки на север страны или депортации на родину. Впрочем, отправить человека без документов, с выдуманным именем и легендой, обратно на родину — задача не из простых)

 

Какую причину невозврата вы озвучили в миграционном лагере? Мне немного не понятна цепочка. Можно поподробнее?

Цепочка проста. Документы и личные вещи остаются у знакомых или в камере хранения на вокзале. Сотрудники миграционного центра видят перед собой человека без документов, непонятно из какой страны приехавшего (язык — идентификатор неточный, многие люди в странах бывшего СССР отлично разговаривают на русском). В миграционном центре вынуждены общаться с таким человеком через переводчика и записывать с его слов его же «легенду» о том, как и зачем он приехал и по каким причинам не может оставаться в родной стране. Легенда у каждого своя, ими не принято было делиться. Мне до сих пор не известно, какие причины озвучивали мои друзья и попутчики работникам миграционной службы.

Далее миграционный центр отправляет запрос в страну, названную мигрантом, для проверки информации, указанной им же (город, адрес проживания, фамилия и имя). Это формальная процедура, заранее обреченная на провал. Если в имеющихся базах нет биометрических данных (в частности, отпечатков), идентифицировать и депортировать такого человека невозможно в принципе. Ни одна страна не примет.

Нарушение визового режима, насколько мне известно, серьезным правонарушением не считается. Наказание за это — небольшой штраф и/или ограничение на въезд в страну на срок от нескольких месяцев до нескольких лет. Тех, кто едет в Европу в поисках работы, это не отпугивает. Те же, кто решил остаться в стране любым способом, об этом вообще не думают.

константин вервекин интервью

 

Как принимается решение оставить человека в стране?

В случае с миграционной службой — на основании подтвержденных данных о том, что человек подходит под условия программы принятия его, как беженца. Таких, легально остающихся в Европе людей, от общего многотысячного потока «азюлянтов» — лишь небольшой процент.

Тех, кто надеется исключительно на собственную «легенду» и везение, ждет трансфер на север страны, в отдаленные от городов районы, где условия для проживания на порядок хуже (со слов тех, кто пережил трансфер). Их также ожидают неоднократные долгие «интервью» с многочисленными, казалось бы не относящимися к делу вопросами и перепроверкой ранее выданной информации. У социальных работников миграционного центра в арсенале достаточно методов, чтобы утомить человека до такой степени, чтобы он сам возжелал скорейшего возвращения). У кого-то начинается тоска по родине, у кого-то просто сдают нервы ))

 

Какое отношение в Швеции к мигрантам и иностранцам вообще? 

Отношение к мигрантам, думаю, более или менее одинаковое во всех странах. К мигрантам относятся как к чужакам, негражданам, их терпят. Швеция — не исключение, хотя это на удивление толерантная страна. Разумеется, европейцу в европейской стране ассимилироваться проще, многие этим пользовались и, уверен, пользуются в настоящее время — изучают язык страны, нравы, чтобы соответствовать принятым нормам.

Выходцы из мусульманских стран, приезжающие в Европу с многочисленными женами и детьми, всегда старались держатся диаспорами. Мне не очень хочется углубляться в эту тему, т.к. на мой взгляд для сравнительно небольших по численности населения европейских стран постоянный приток мигрантов из государств с другой религией и культурой — это настоящее бедствие.

У меня сложилось впечатление, что коренное население Швеции — люди мягкие и предупредительные. И это касалось не только социальных работников миграционных центров. В один из дней, во время дневной прогулки мне удалось заблудиться в городе и забыть дорогу к лагерю. Ничего не оставалось, как обратиться за помощью (на ломаном английском) к местной жительнице. Женщина не ограничилась указанием направления, в котором следовало двигаться, а настояла на том, чтобы проводить лично. По пути обменялись несколькими фразами. О том, что «фром раша», скрывать не стал. Какой-то явной эмоциональной реакции на это не последовало, «беседа» продолжалась в позитивном ключе.

 

Как строится работа миграционного центра?

Всех тонкостей работы с мигрантами не знаю, лишь основные этапы. Попадающие каким-либо образом в структурные подразделения миграционного центра настоящие беженцы и те, кто по каким-то причинам себя за беженцев выдавал (таких было большинство из стран бывшего СССР, СНГ), ставились на учет и обеспечивались небольшим (в размере 200 евро) ежемесячным социальным пособием.

Если человеку совсем некуда было податься, он оставался в миграционном лагере. Как правило, таких мигрантов в течение нескольких дней из столицы переправляли в периферийные лагеря, нередко — на север страны, в Лапландию, другими словами — в самую глушь. Тех, кто предоставлял доказательства, что имеет возможность проживать в Стокгольме или другом городе, а для этого достаточно было назвать адрес и телефон принимающего тебя гражданина Швеции, без лишних вопросов отпускали, взяв подписку о невыезде за пределы страны.

«Дело» каждого мигранта рассматривалось в индивидуальном порядке. Незадолго до нашего приезда в страну срок рассмотрения таких дел нередко затягивался до полугода, во время нашего пребывания в Швеции это время значительно сократили — до двух-трех месяцев. Периодически необходимо было являться на собеседования с работниками миграционного центра. По результатам собеседований и принималось окончательное решение — оставить человека в стране или отправить обратно.

 

А вообще, насколько реально найти работу в Швеции?

Это не слишком просто, учитывая необходимость иметь мигрантам официальное разрешение на работу. Но моим знакомым удавалось работать и без разрешения. Через пару месяцев они устроились разнорабочими на частную стройку. В Стокгольме общался с белорусом, который отработал больше года на разносе почтовой корреспонденции, хорошо изучил за это время город и язык, затем устроился официантом на какое-то судно и еще полтора месяца провел на воде.

Халима, приютившая нас в первую ночь в Швеции, четыре года работала горничной в одном из отелей Стокгольма. Непрестижная и низкооплачиваемая, по европейским меркам, работа была. Но и для нее нужен был, как минимум, разговорный английский, который в моих навыках не значился. Поэтому проведенное в Швеции время стало для меня чем-то вроде продолжительного отпуска.

 

Очень интересно узнать твои первые впечатления о стране. Что удивило или поразило в Швеции?

Сильно поразила архитектура Стокгольма, как это ни странно ) Если Хельсинки не вызвал вообще никаких эмоций, как и Питер — оба города показались серыми и малоинтересными, то шведская столица была яркой и удивительной. Город на островах с десятками мостов и множеством старых зданий. Город, по которому можно бродить часами, испытывая радость и умиротворение ))

константин вервекин интервью

Вообще, поначалу в диковинку было многое. Певуче-странный язык шведов с множеством труднопроизносимых и безумно длинных слов. Многоуровневые развязки столичного метро. Городские автобусы, редко заполненные более чем наполовину и курсирующие строго по расписанию. Большое количество велосипедов повсюду и широкие тротуары со специально выделенными для велосипедистов полосами. Непривычные продукты на полках магазинов: соленое сгущенное молоко, квашеная селёдка, жевательная резинка со вкусом перца, шведский снюс (своеобразная замена сигарет). Полное отсутствие собак и кошек на улицах. Отсутствие нищих.

 

Очевидно, контраст по сравнению с Россией был внушительный?

Если учесть, что это был 2004-й год, контраст наблюдался практически во всем. Что-то мы видели сразу: на удивление ухоженные улицы с идеально ровным асфальтом и не изуродованные рекламными щитами, огромные гипермаркеты (которых в родном городе-миллионнике тогда еще не было).

О чем-то узнавали опытным путем: бесплатный интернет в квартирах и в библиотеках, дешевая мобильная связь, дорогой хлеб… В целом страна воспринималась иначе, чем Россия. Казалось, что в Швеции люди живут более спокойно, расслабленно и гармонично, чем у нас — без потрясений и постоянных перемен )

О контрастах можно говорить бесконечно. Швеция уже тогда была страной победившего феминизма и социализма с совершенно другим менталитетом, образом жизни, отношением к вещам и окружающему миру.

 

Где в Стокгольме особенно нравилось проводить время? Вообще, можно воспринимать красоту города под призмой беженца?

Почему нет? Люди, приезжающие в Европу за работой, беженцами себя не ощущают. Прохождение формальных процедур в миграционном центре — необходимость, на которую многие идут сознательно, чтобы в первые дни нахождения в стране иметь крышу над головой, получить временное удостоверение и социальное пособие. За настоящих беженцев не скажу, это нужно побывать в их шкуре, чего мне очень не хотелось бы…

константин вервекин интервьюконстантин вервекин интервью

Что касается прогулок, очень нравилось бывать в районе Центрального вокзала и в Кунгсхольмене. Специально приезжал на метро. Иногда, разнообразия ради, выбирались с друзьями и в другие районы. Но окраины Стокгольма не столь живописны. Это тихие спальные районы без достопримечательностей, с трех-пятиэтажными многоподъездными домами, какие можно встретить в любом городе.

 

Приключались ли с тобой форс-мажорные ситуации в Стокгольме?

«Внеплановых» ситуаций было не так уж и много. Отчетливо сохранился в памяти случай, когда мы внезапно остались без крыши над головой.

С хозяином квартиры, которую мы снимали, договоренность была на длительный срок проживания. Когда мы уже около полутора месяцев жили в этой квартире, нас вдруг поставили перед фактом: жилплощадь необходимо освободить до вечера. Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что в России подобная ситуация была бы для меня стрессовой. Там все воспринималось как-то спокойнее.

константин вервекин интервью

Все, что нам оставалось — возвращаться в лагерь. Один из товарищей по поездке выдвинул идею воспользоваться сложившейся ситуацией и побродить по ночному Стокгольму. Большинство спутников благоразумно эту мысль отвергли, так на улице стоял уже конец ноября. Мне же идея понравилась, и на пару с товарищем с 10 вечера до 5 утра мы прогуливались по центральным улицам, любуясь архитектурой и иллюминацией шведской столицы.

Несмотря на отрицательную температуру воздуха, замерзнуть не успели. Как только метрополитен открылся, поехали «сдаваться» в один из миграционных лагерей за городом, где присоединились к остальным. А спустя несколько дней проживания в лагере через русскоязычных мигрантов, занимающихся в Стокгольме риэлторским «бизнесом», нам вновь удалось найти жилье и вернуться в город.

 

Как думаешь, Швеция — идеальная страна с точки зрения переезда?

Думаю, многое зависит от темперамента человека. От того, к чему он стремится. Мне в Швеции было очень комфортно и уютно, если так можно выразиться. Даже после пары месяцев пребывания эта страна казалась мне сказочной, ощущение радости не покидало меня. Но это — эмоциональная составляющая и исключительно субъективное мнение «туриста».

На практике все не так просто. Если ты не специалист, приглашенный на временную или постоянную работу, переезд в европейскую страну будет сопряжен с нюансами, к которым нужно быть готовым. Это и невозможность работать официально в течение продолжительного времени, т.е. отсутствие определенных социальных гарантий, и более низкий доход в сравнении с доходом граждан страны впоследствии, и очень дорогое медицинское обслуживание, и необходимость менять образ жизни и привычки. Если копнуть глубже, таких пунктов наберется немало. Перед нами вопрос о переезде на ПМЖ не стоял, поэтому мы не изучали эту тему.

 

Если переложить ту ситуацию на сегодняшнюю действительность (есть возможность работать удаленно), шансов задержаться в Швеции было бы больше?

Несомненно. Но важно понимать, что Европа без энтузиазма относится к приезжим, и законных способов остаться надолго или на ПМЖ не слишком много. Если есть удаленная работа и открытая виза с длительным сроком пребывания (или готовность к жизни нелегалом), почему бы и нет?

Мы в то время сравнивали стоимость проживания в Стокгольме со стоимостью проживания в Воронеже. Получалось, что снять квартиру на окраине столицы Швеции и в одном из спальных районов столицы Черноземья стоит одинаково, стоимость базового набора продуктов тоже была сопоставимой. Сейчас, после всех кризисов и скачков курса евро, понятно, ситуация несколько изменилась. Но не настолько, чтобы это было неподъемным делом.

 

Логичный вопрос — как и чем все закончилось?

Двоим из нашей группы «путешественников» посчастливилось найти работу в пригороде Стокгольма. Они остались в стране на 11 месяцев, большую часть этого срока — нелегально. Остальные вернулись.

Мы попали в Швецию в октябре. Возможно, летом с работой было бы намного проще, но не зимой, особенно в декабре — в период рождественских праздников. К концу третьего месяца мы, те кто работу так и не нашел, уже маялись от вынужденного безделья. Не помогали даже ежедневные самостоятельные экскурсии. Домой реально тянуло. В итоге принесли в миграционный центр паспорта, в течение нескольких суток нам оформили и выдали билеты, каждому — индивидуально.

У меня был вылет утренним рейсом Стокгольм-Москва из аэропорта Арланда. Опасения, что из-за просроченной визы возникнут проблемы на таможне в России, не оправдались. На таможне мне не задали ни одного вопроса. Никаких административных взысканий (штрафов) не было и ни к кому из тех, с кем я уезжал. Но позже выяснилось, что у каждого из нас за нарушение визового режима имеется запрет на въезд в Евросоюз — на сравнительно небольшой срок. Но это давно в прошлом.

Для меня лично эта поездка стала ярким и запомнившимся приключением — из тех, какие выпадают нечасто ).

 

*В статье использовались фотографии и материалы из личного архива Константина.

 

Друзья, как вам опыт?))

Если честно, я была в легком шоке от истории Константина. Мне даже в голову никогда не приходило, что можно таким нестандартным образом «путешествовать» по Европе.

Оксана

Читайте перекрестное интервью со мной в блоге vervekin.ru